Скачать фильм бесплатно | КИНОСТОК
Понедельник, 26.06.2017, 23:50
ГлавнаяРегистрацияВход Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

Роль большой протяженности
 
Режиссер познается по почерку (если есть почерк), по умению на свой лад организовать пространство кадра, мизансцену, свет и тень, темп и ритм экранного действия. В этом вот смысле первая картина Панфилова ни с чем дотоле виденным не соотносилась - ни по сходству, ни по контрасту. В ней не было ни капли расхоже модного и ничего ошарашнвающе оригинального. Образы гражданской войны проступали тихо, будто невзначай (как проступает изображение на фотобумаге, когда ее окунешь в проявитель), и были они бледны, сиротливы. В кадре возникал полустанок, затерянный среди широких полей и затуманенных перелесков. Ни души на дощатой платформе. Мертвы пакгаузы, мертва серо-белая водокачка. Издали, под скрип тормозов, под приглушенный лязг буферов, астматически пыхтя, подползал к полустанку дряхленький паровозик, тащивший за собой несколько замурзанных вагонов. На вагонах виднелись кресты. У платформы санитарный поезд остановился, и в кадре зависла томительная пауза. Вот она-то, эта холодноватая пауза, и была собственно панфиловской. Его, Панфилова, отметина, его рука. Немая, безгласная платформа. Немой застывший состав. Безлюдье, тишина, одни вороны каркают. Потом, после паузы, послышался стук задвижек, скрежет вагонных дверей, показались люди - на костылях, в лубках, забинтованные. Они выскакивали из вагонов и врассыпную, деловито бежали в кусты.
Следом из глубины кадра раздавались отчаянные женские вопли: «Веревкин, вернись!.. Усольцев, стой!» И перед нами появлялась Чурикова в облике санитарки Тани Теткиной. Неуклюжая девка с заспанным, запо-лошным лицом, в белом халате, тяжелых солдатских ботинках, она бросалась вдогонку за ранеными. Настигла было одного, но тот, не поднимая на нее глаз, начал расстегивать ширинку. Теткина оторопела, растерянно заморгала, отвернулась и побежала вдоль состава назад, вся сгорбившись, сжавшись... Что тут скажешь? Дура и дура.
Но грубовато-шутливая сценка задевала какую-то щемяще-грустную струну. Какая-то боль в ней сквозила и вздрагивала. Как вздрагивали плечи Теткиной, упавшей в вагоне на койку, в подушку лицом, и стенавшей сквозь слезы: «Они меня за человека не почитают... Бесстыжие...»

 

 
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _
 
 
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _


Статистика
Rambler's Top100


SpyLOG Яндекс цитирования Иван Сусанин - новый каталог Интернет ресурсов

Copyright MyCorp © 2017 Хостинг от uCoz